Keeley A
Давайте решим о нашем будущем в будущем
Малышка была из числа первых выращенных в приюте щенков, но я никак не ожидала, что мы потеряем ее так скоро. Никто не умирает от ушибленной лапы...

Несмотря на относительно скромные размеры, Малышка была весьма уверенной в себе собакой с строгим характером. В основном по отношению к другим собакам, с людьми-то она ладила, то есть не дичок, не агрессор, просто тисканья от посторонних не любила. Адекватная и очень неглупая собака симпатичной внешности, вполне реально было такую пристроить. Но почему-то Малышка так и просидела всю жизнь в приюте. Ей, можно сказать, повезло сидеть в первых рядах, так что она получала побольше внимания. Ну, для приютской собаки естественно. Единственным явным недостатком Малышки было то, что она грызла щенков. Не охотилась на них, как на мелкую живность, а именно нападала с агрессией. Но тут больше вопросов к тем, кто щенков оставлял без присмотра... В остальном славная собака - из тех, кого не стыдно людям предложить. Я все ждала, что уж ей-то повезет, рано или поздно.
Малышка никогда не жаловалась на здоровье, за последние годы я навскидку вспомню только воспаление слюнной железы, которое мы успешно вылечили без операции. Но этим летом у нее обнаружилась опухоль молочной железы. Удалили, еще порадовались, что поверхностная, не проросшая. Малышка быстро восстановилась и чувствовала себя отлично до того, как в сентябре начала хромать на переднюю лапу. Причину мы нашли не сразу, так как поначалу осмотры и ощупывания ничего не выявили, только через время на плече надулась шишка. Предположили, что травматического характера, правда никаких происшествий я не помню, но кто знает, могли и не уследить. Все это время, чуть меньше месяца, Малышка в целом чувствовала себя неплохо - лапу берегла, активность на цепи чуть сбавила, но на прогулках скакала как ни в чем ни бывало, однажды даже умудрилась сцепиться с Люськой из-за кости и свалить соперницу. А в прошлую пятницу Малышке резко стало хуже - она слегла и перестала есть. В субботу она мне только виляла хвостом, но не поднималась, состояние было угнетенное, больная лапа никак не могла быть причиной, тем более опухоль к этому времени уже немного спала. Меня это беспокоило, но я и предположить не могла, насколько все серьезно... Когда я приехала в понедельник вечером, Малышка уже лежала пластом, даже голову не могла поднять. На задней лапе тоже стала набухать опухоль и мы со Светкой начали понимать, что происходит. Признавать не хотелось и я попросила Свету попробовать поддержать собаку до четверга и только тогда усыпить, если улучшений не будет. Честно говоря, у меня уже тогда были подозрения, что до четверга она может и не дожить, но все получилось так внезапно. Вот ты лечишь собаке опухшую лапу - а через два дня усыпляешь ее, потому что пошли метастазы... Но когда я зашла в стационар одна и собаки перестали орать, в тишине я наконец услышала, что Малышка почти беспрерывно стонет от боли, и поняла, что тянуть до четверга - это издевательство. В довершении мы нащупали у бедной собаки на животе еще две опухоли...
Это было очень внезапно, до сих пор сложно переварить. Малышка была возрастной собакой (для приютских условий), но ведь поводов для реального беспокойства не было до последнего. И самое страшное, с чем мне все надо смириться, но пока не получается - это только начало. Вайс, Нами, Малышка - из старших собак приюта. И они такие не одни. Конечно, всегда бывают абсолютно непредвиденные потери вроде молоденькой Лины, но гибель "старичков" закономерна и ожидаема, хотя каждый раз для меня это удар. Что с этим делать и где взять силы прощаться со своими воспитанниками дальше - я не знаю. А они ведь еще только начали уходить.

@темы: фото, приют, живность